Цикл "Лицедеи"

/ 2000 / 616 hits / 0 Comments

Тапёр

Тапёр на клавишах играет.
В стакане роза умирает.
Стакан на фортепьяно киснет.
Табачный дым над ними виснет.

Тапёр играет. Люди пьют,
не слушают его, жуют.
И вдруг, в затакте, в дебрях нот
повис блистательный аккорд!

Потом ещё, ещё потом.
Тапёр гвоздил, как молотком!
Народ лениво стал внимать.
Нельзя под Баха пить и жрать!

Кто-то бледнел, кто-то краснел,
чесал затылок и потел.
Подруге тёплой, словно печь,
шептал свою пустую речь:

«Послушай, может он играть.
Гляди, как шпилет эта тать!..»
Толстуха как знаток мычит,
но «до» от «ре» не отличит!..

А фуги плыли по Земле
и висли на его челе.
Средь ассигнаций и паров,
среди изысканных воров
звенел хрусталь им в резонанс.
Померк бриллиант, вял ананас.
И слёзы капали в стакан.
Слезился в мойке ржавый кран.
Мерзавец каждый, тот, кто крал,
в своём ничтожестве сгорал!..

Хозяйка, дама типа – «вамп»,
не любит света ярких ламп,
уволила его без слов.
Прощай тапёр! И будь здоров!..

Качалась ночь на помеле.
Точила мышь сухарь в тепле.
Купель несбыточных надежд –
талантов, жуликов, невежд,
полу – дремала в зябкой мгле…

Мела старуха шелуху.
Всё в мусор! Свиньям требуху.
В трубу смывала грязь вода.
И фуги Баха – всё туда!

28 февраля

Рейтинг@Mail.ru