1988


1988Москва
Поедем завтра в Слободу
Прощание с Москвой
Возвращение с фронта
Не ностальгия, а печаль
Идёшь?.. Гляди!..
В старом доме
Выезд Филиппа VI Валуа
Томск
Твои глаза
Пехота
Бабье лето
Барселона… Ночь… Дух смолкий…
Снег кружится, снег идёт
Раздор
Разгуляй
Иллюзии

Цикл "Карнавал"

/ 1988 / 143 hits / 0 Comments

● ● ●

Снег кружится, снег идёт.
Клонятся вниз ветки.
На дороге гололёд.
Сонные беседки.

Снова улица бела.
Льдинки, как стекляшки.
Вновь метёт метель – метла
снежные барашки.

А на ярмарке хохочет
клоун карнавальный.
Веселиться он не хочет,
человек печальный.

Всё как надо! Вот дела!
Я плюю лишь в урны.
День прозрачен. Ночь бела.
Хорошо? Недурно!

Только стали, вот беда,
лаять вслед дворняжки.
Бесподобна ты! Мила!
Золотые пряжки!

Но не задирай пальто,
заголяя ляжки!..
Что дарю тебе я? Что?
Стих на промокашке.

Всё как надо! Я у дел,
чист, побрит и свят.
Только вот заиндевел,
заразившись скукой
под вчерашней вьюгой,
твой лучистый взгляд…

18 ноября

Цикл "Сибирь"

/ 1988 / 640 hits / 0 Comments

Томск

Звенела праздная капель.
Стучало в парке домино.
Скрипела в петлях чья-то дверь.
И шла картина с Бельмондо.

Гардин задёрнутых парад.
По Беренге сток талых вод.
И плыл бумажный пароход
из лужи в лужу – наугад.

По талым водам босиком
за ним бежали пацаны.
Совсем, шальная от весны
она стучала каблучком.

И канитель вся позади.
Все споры кончены, и вот –
ожил, втянул сырьё завод.
А мы опять уж все в пути!

Кто резал в трефу, кто в червей.
Под светлым небом – кто, чем слаб!
Кто третий день гонял чертей,
а кто собрал с десяток баб.

Ах, эта тёплая весна!
Асфальт шершавый, как наждак.
Мы обошли с ней весь Каштак,
зарю встречали у окна.

Меня ты взглядом не томи.
В больной душе и так – завал!
Я струны напрочь оборвал,
оглох от гула на Томи!

Да не качай же головой.
Сними халат, чтоб не порвал!..
Меня до дури взволновал
подмышек тёплых запах твой!..

Как у скрещения дорог
она прижалась, обняла.
По одеялу, поперёк,
дорожка лунная легла.

Мы собирали рюкзаки.
Как талый лёд, несло нас вдаль!
В общагах чайные круги,
в углах бутылочный хрусталь.

И уходили кто куда.
Томск в талых водах плыл и плыл.
Я на вокзале ей тогда
свою гитару подарил.

Мы оставляли часть души.
Здесь боль и радость – круг забот.
Ожоги зализав, в глуши,
частичку крови, влив в завод.

С рассвета голову под кран,
и сборы в утреннюю знобь.
Вот уж взломалась с рёвом Обь,
льды потащила в океан!

Мы уходили шагом в шаг
все под оркестр, и просто так.
На шее шарфик, словно флаг,
по ветру бился об рюкзак…

12 августа

Цикл "Москва"

/ 1988 / 572 hits / 0 Comments

Разгуляй


На Разгуляе в сборе мы, как прежде.
Но только что-то мало стало нас.
Сюда мы в год приходим десять раз.
Все, как один, в заботах и в надежде.

Встречает нас мой старый кореш – Серж,
небритый вечно, с сивой бородою.
Колечки дыма виснут над трубою.
И Серж чудит, колдует над плитою.
А вечер весь в жасмине, духом этим свеж.

И небо светлое, как чаша над тобой.
Гремит трамвай как в детстве. Словно сон.
Поставит Серж закуски, как на кон,
под водку мясо в блюде с голубой каймой.

Ах, Разгуляй – клеша мне измочалил.
Я заболел им, как женщиной – душой!
В мои – то годы каждый уж причалил,
а я вот только в плавание отчалил.
Нет! Я приплыл на Разгуляй большой!

Да, Разгуляй – прекрасны твои ночи!
«Маэстро, спой!» - который слышу раз.
Сейчас спою мадемуазель для вас,
лишь покручу колок, настроив бас.
Я буду петь: «Полуночные очи –
озёра тёмные!.. Ах, как люблю я вас!..»

Гляди, Серёга, в небо как взлетают
под благовест десятки сизарей.
Давай, мой милый, на Елоховку скорей
пойдём, посмотрим на оглохших звонарей.
Они последние годочки доживают!..

Наш Разгуляй как будто нарисован
гуашью жёлтой на прокуренном окне.
Глядите все! Народ опять взволнован,
когда тень Брюса скачет на коне.

Здесь по утрам всё шаркает метёлка.
Шарашки пыльные полны конторских крыс.
Гляди, Серёга, вон какая тёлка!
Шалава видно!.. Либо из актрис.

Ах, Разгуляй – пророс я здесь корнями,
до смерти цепко, словно баобаб.
Москвой клянусь, душою и костями,
Россией – матушкой и вольными стезями –
это одна из лучших, здешних баб!..

А вот и утро, шлёпают подмётки.
Студентке встречной гимн поёт душа.
Уже проснулись две базарных тётки.
Легко иду я, в кармане ни гроша!..

Да, Разгуляй – я весь в тебе! Нет мочи!
В твоих огнях, как мотылёк, сейчас.
И я вернусь! Оставь за мной тот час,
когда спою мадемуазель для вас.
Я буду петь: «Полуночные очи –
озёра тёмные!.. Ах, как люблю я вас!..»

11 декабря

Цикл "Хованка"

/ 1988 / 581 hits / 0 Comments

Идёшь?.. Гляди!..

Наш дворик – пёстрый балаган
весь в клумбах, полный дров,
приют помойных сизарей,
дворняжек и котов.
Старьёвщик шарил по углам
с подвала на этаж.
А солнце грело между рам
похлёбку и гуляш.

Дворовая лавчоночка,
вся в тополе – бела,
бедовая девчоночка –
портовые дела.
Матросик в бескозырочке
лез грудью на рожон.
Хотел красотку Ирочку,
и водочки флакон!

Идёшь?.. Гляди!..
По досточке пройди!
К подружкам и к друзьям идёшь
по досточке – пути.

Никто от жира не икал!
Но было: «Рай, а Рай!..»
Сосед соседку щекотал,
шептал: «Пошли в шанхай…»
За тётками сисястыми
глядели мы в альков.
А дяденьки гривастые
гоняли пацанов.

Дрожали перед Эдиком
наследием войны.
Шутил он пистолетиком
у каменной стены!
Отцы сбривали бороды,
учили не тужить.
Ах!.. Как мы были молоды,
и так хотелось жить!..

Идёшь?.. Гляди!..
По досточке пройди!
К подружкам и к друзьям идёшь
по досточке – пути.

Беду принял из первых рук
на «Сталинской» – в метро,
погиб мой закадычный друг,
нарвался на перо.
Рыдали крыши, хоть убей!
Вдрызг дырами текли!
На них гонял он голубей.
Всё помнили они!..

А двор глядел поверх голов,
припудренный золой.
Причал туманов и ветров,
нечёсаный метлой.
Полмира пешим обойдёшь,
как вдруг, в конце пути,
во двор своих надежд свернёшь.
Идёшь?.. Гляди!..

Вернулся нынче и не ной,
ведь ты – мужик, в конце концов!
Коль ты вступил в неравный бой,
не будет подлецов!
А мерой подвигам твоим
пусть станет отчий дом.
И пусть тебя теплом своим
в пути согреет он!..

Идёшь?.. Гляди!..
По досточке пройди!
К подружкам и к друзьям идёшь
по досточке – пути.

11 мая

Рейтинг@Mail.ru